Пересадка сердца сколько живут

Мотор в груди. Рассказ человека, перенёсшего трансплантацию сердца

Опасные осложнения

Через две недели после перенесённой пневмонии Андрей почувствовал приступы одышки. На то, что пневмонию не долечили, не похоже, а на приёме у врача выясняется — миокардит. Взялись лечить, да не так. Антибиотики назначили, а нужна была более современная гормональная терапия. В результате появились отёки, в груди постоянно ныло, а одышка стала такой сильной, что даже путь от подъезда до машины Андрей преодолевал с трудом.

—  Пошёл опять к врачу, — вспоминает Андрей, — а он смотрит на меня и говорит: у вас тяжелейшая сердечная недостаточность — дилатационная кардиомиопатия. Нужно ехать в Новосибирск устанавливать кардиостимулятор.

Поехал. Поставили. А улучшение — на какие-то полгода. Опять приходил домой бледный, с отёками, одышка без преувеличения на каждом шагу. Очередное обследование в новосибирском Центре Мешалкина показало, что заболевание прогрессирует. Необратимо. Выход остаётся только один — трансплантация.

—  Чем скорее сделаем — тем лучше, — даёт заключение кардиолог Дмитрий Доронин.

—  Но где же так быстро взять донорское сердце? Его можно ждать неделями, месяцами, годами…

—  Пока поставим мотор на батарейках. Решайся!

Так, в сентябре 2016 года у больного сердца Андрея Бабенчука появляется спутник.

На обследования Андрей приезжал с женой Юлией. Фото: Из личного архива

Спутник в сумке

—  Прибор так и называется «Спутник». У нас в России придумали, в Московском институте электронной техники. Такие аппараты бывают большие, как тележки, а этот — маленький. Я его в сумке носил. Там пульт управления и две батареи. Если одна разряжается, то пульт начинает пиликать. А вот тут, справа, у меня дырка была, — Андрей показывает на шрам над правой поясной костью. — Через неё проходил резиновый кабель, присоединявшийся к левому желудочку и аорте.

С мотором в груди Андрей проходил четыре месяца. Одышка ушла, аритмия прекратилась. Остались отёки. Сильные, резко набранные. От них у него на всю жизнь осталась память — огромные, сейчас уже побелевшие стрии во все икры. Очень устал.

Молодое и здоровое

Растаться с мотором удалось, лишь когда для Андрея подобрали донорское сердце.

…Молодое и здоровое. Приехало из Красноярска. Больше Андрею ничего не сказали о его новом сердце, которое вот-вот должно было забиться в нём, заменив собой носимый аппарат.

Операция длилась семь часов. Очнувшись, Андрей понял, что не может ни дышать, ни говорить, ни шевелиться… Мысли в голову лезли самые ужасные: «Неужели ради такой жизни я это всё пережил?» Успокоил доктор: «Позд­равляю, легко отделался! Скоро вытащим мы из тебя интубационную трубку, и будешь ты говорить как человек, а потом и ходить научишься».

Учиться ходить заново — задачка не из лёгких. В Центре Мешалкина специально для Андрея купили тренажёр для ног. На возвращение всех навыков Андрею потребовалось два месяца. А в феврале 2016 года Андрей Бабенчук наконец получил свой долгожданный документ — выписку из истории болезни.

—  Андрей, а как вы чувствуете: вы стали другим со своим новым серд­цем? — спрашиваю уже на пути к вокзалу.

Он немного помолчал, а потом ответил:

—  Конечно, я стал другим. Но не потому, что сердце у меня теперь донорское, а потому, что прислушиваться я к своему мотору стал чаще.

Шанс на выживание. Почему так важна трансплантология Подробнее

Мнение специалиста

Врач-кардиолог кардиохирургического отделения аорты и коронарных артерий НМИЦ им. академика Е. Н. Мешалкина Дмитрий Доронин:

—  К таким заболеваниям, как у Андрея, обычно предрасположены молодые люди, которые привыкли болеть на ногах. После перенесённой инфекции может появиться активный миокардит, а потом и признаки сердечной недостаточности, с которыми люди уже обращаются к врачу. Если болезнь заметили вовремя и обратились в хорошее лечебное учреждение, то прогрессирование обычно удаётся остановить. Но если опоздали — признаки воспаления ушли, а выраженное расширение камер сердца и снижение насосной функции остались, то такие больные уже попадают в профильный стационар.

В случае с Андреем нам сразу стало понятно, что нужна трансплантация. Так как в России количество доноров ограничено, мы ему поставили отечест­венный аппарат — искусственный левый желудочек сердца. Прогрессирование болезни у Андрея было стремительным, и в процессе ожидания его правый желудочек тоже перестал справляться с работой. Обычно за счёт разгрузки аппаратом функция правого желудочка подтягивается, но у него случай был очень серьёзный.

Директор Института биомедицин­ских систем НИУ МИЭТ Сергей Селищев:

—  В России 8 миллионов человек страдают от хронической сердечной недостаточности. Это самая распространённая причина госпитализации в стационары и смерти от сердечно-сосудистых заболеваний в большинстве регионов страны. Установка носимых систем вспомогательного кровообращения является альтернативой трансплантации (пересадки органов от одного человека к другому) и имеет перед ней значительное преимущество, так как в связи с противопоказаниями и нехваткой донорских органов ожидание пересадки может длиться несколько лет.

Хроническая сердечная недостаточность вызывает сильное ослабление сердечной мышцы и всего организма в целом, поэтому проводить трансплантацию таким пациентам чаще всего нельзя — пациент её просто не переживёт. Пожилым людям, например, искусственное сердце может устанавливаться пожизненно.

Цифры и факты

1. Первый в мире

Первую удачную пересадку сердца произвёл 3 декабря 1967 г. Кристиан Барнард (ЮАР). Но больной прожил лишь 18 дней после операции.

2. Поставил рекорд

Рекорд по продолжительности жизни с пересаженным сердцем принадлежит Тони Хьюзману. Он прожил с пересаженным сердцем более 30 лет.

3. Каков риск

Вероятность того, что вам потребуется пересадка сердца, составляет 1 к 3000, подсчитали учёные из США.

Сколько живут после пересадки сердца: основные осложнения и прогноз

Операция по пересадке сердца — это не завершающий этап лечения, а начало новой жизни. И жизнь эта далеко не так проста, как может показаться. Ведь для того, чтобы новое сердце продолжало биться, нужно прикладывать немалые усилия. О том, сколько человек может прожить после успешной пересадки сердца, вы узнаете из данной статьи.

История

Первую операцию по пересадке сердца произвел хирург- трансплантолог Кристиан Барнар

Впервые пересадить сердце удалось врачу Кристиану Барнару в 1967 году. Конечно, попытки проводились и ранее, однако они были не успешны вследствие недостаточного количества накопленных знаний в иммунологии и несовершенным оборудованием для поддержания искусственного кровообращения.

Первый аспект особенно важен: если технически пересадку сердца осуществить могли и раньше 1967 года, то справляться с иммунным ответом организма реципиента научились лишь во второй половине ХХ века.

Сперва выживаемость пациентов находилась на низком уровне, в связи с чем сердце трансплантировалось довольно редко. Однако в 1983 году был открыт циклоспорин — препарат, подавляющий активность Т-лимфоцитов. Именно Т-лимфоциты организма пациентов начинали атаковать донорское сердце, что приводило к серьезным осложнениям и летальному исходу.

Научившись управлять иммунитетом, врачи смогли сделать операции по пересадке сердца одним из самых эффективных методов лечения тяжелой сердечной недостаточности, не оставляющей пациентам шансов прожить больше одного года. На данный момент в мире ежегодно более трех тысяч человек получают новое сердце, а значит, и шанс на новую жизнь.

Как проходит операция?

При подготовке к операции важно произвести правильный отбор доноров

Пересадка сердца проводится только в том случае, если отсутствуют другие возможности исцелить пациента. Поэтому вполне естественно, что люди, которым предстоит операция, находятся в достаточно тяжелом состоянии. Перед операцией проводится полное обследование, целью которой является получение ответа на вопрос, готов ли человек к сложнейшей операции.

Другим важным аспектом является выбор донора. Донор должен соответствовать следующим критериям:

  1. удовлетворительное состояние здоровья и отсутствие заболеваний сердечно-сосудистой системы
  2. возраст младше 65 лет
  3. отсутствие ВИЧ-инфекции и гепатита

Обязательным условием является факт смерти мозга у потенциального донора при сохранности функционирования сердца.

Во время вмешательства пациент должен быть подключен к аппарату «искусственное сердце». Этот аппарат доставляет в кровь необходимое для поддержания жизнедеятельности количество кислорода.

Врачи извлекают больное сердце не целиком: задние стенки предсердий остаются, выполняя впоследствии роль сердечной камеры. После этого в грудную клетку «устанавливается» донорское сердце, к которому подсоединяются кровеносные сосуды.

Отсоединить пациента от аппарата «искусственное сердце» врачи могут только убедившись в том, что все сосуды зашиты герметично. Нагревшись, донорское сердце начинает сокращаться.

Для восстановления после операции пациенту требуется несколько недель, на протяжении которых врачи наблюдают за его состоянием. Если признаки отторжения донорского органа отсутствуют, человек получает возможность выписаться из больницы.

Сколько времени люди живут после пересадки сердца?

Продолжительность жизни человека с донорским сердцем зависит от ряда факторов. Можно перечислить основные:

  • возраст. Чем моложе пациент, тем больше шансов на то, что он восстановится после операции
  • общее состояние здоровья и сопутствующие заболевания
  • реакция организма на донорское сердце

По статистике, первый год после операции проживают 90% пациентов, пять лет живут 70% человек. Десятилетняя выживаемость достигает уровня 50%. Более 85% пациентов полностью возвращаются к прежнему уровню жизни и даже занимаются различными видами спорта.

К сожалению, несмотря на развитие современной медицины, риск развития осложнений после пересадки донорского сердца сохраняется. Различают ранние и поздние осложнения операции.

Ранние послеоперационные осложнения

Самое распространенное и опасное осложнения- отторжение органа

К самым частым осложнениям, которые проявляются на первом году после пересадки сердца, относится отторжение донорского органа. Возникает оно из-за того, что иммунитет пациента отторгает чужеродные ткани.

Чтобы подавить реакцию иммунитета, пациенты, пережившие пересадку сердца, должны принимать специальные препараты, которые подавляют деятельность Т-лимфоцитов. При этом прием таких препаратов должен стать пожизненным.

На ранней стадии отторжение сердца может протекать без выраженной симптоматики. Поэтому пациентам важно находиться под наблюдением врачей: чем раньше удасться распознать отторжение, тем более успешным будет лечение.

Симптомы отторжения сильно варьируют. Первыми проявлениями этого осложнения являются:

  • субфебрильная температура
  • вялость
  • головные боли и боли в суставах
  • одышка
  • сонливость, упадок сил

Подобные симптомы легко можно принять за признаки приближающегося гриппа.

Могут быть и более неспецифические симптомы, например, тошнота, рвота, несварение.

Самым точным методом диагностики отторжения является биопсия. Лечение отторжения заключается в приеме высоких доз глюкокортикостероидов, в проведении плазмофореза и других мерах, направленных на подавление работы иммунной системы и выведение из организма токсинов.

Другое частое осложнение, возникающее после пересадки сердца — это бактериальные и вирусные инфекции, которые являются следствием подавления иммунной системы пациента.

Поздние осложнения

После первого года жизни с донорским сердцем риск развития отторжения и инфекционных заболеваний резко снижается. Однако пациент может столкнуться с другими серьезными осложнениями, самым распространенным из которых является сужение просвета коронарных артерий. Коронарная недостаточность стоит на первом месте среди всех причин летальных исходов на поздних сроках после операции.

Проблема сужения коронарных артерий была выявлена только после того, как удалось преодолеть проблему ранних послеоперационных осложнений. На данный момент с болезнью успешно удается бороться. Спасти жизнь пациента можно только при условии ранней диагностики сужения сосудов.

К сожалению, причины осложнения выявить до сих пор не удалось. Прогнозируется, что понимание механизма развития сужения коронарных сосудов поможет разработать методы профилактики этого осложнения.

Возможно ли вернуться к нормальной жизни после пересадки?

После пересадки необходим пожизненный прием препаратов

Несмотря на риск развития осложнения и необходимость принимать препараты для подавления иммунной системы, пациенты вполне могут жить обычной жизнью. Для этого нужно соблюдать простые рекомендации:

  1. Не забывать принимать препараты. Которые снижают риск отторжения донорского сердца. Некоторые пациента не принимают лекарства из-за их побочных эффектов (нарушения работы почек, артериальная гипертензия и т. д.). О побочных эффектах надо сообщить врачу, который сможет скорректировать схему лечения и назначит дополнительные лекарства
  2. Не пренебрегать зарядкой. Физические нагрузки людям с донорским сердцем просто необходимы. Без них велик риск набрать лишние килограммы, что негативно скажется на работе сердечно-сосудистой системы. Подбирать упражнения должен врач. Донорское сердце всегда бьется чаще старого, то есть у пациентов выражена тахикардия. Связано это с удалением некоторых нервных окончаний во время пересадки. Поэтому систему упражнений нужно выбирать, учитывая эту особенность
  3. Регулярно проходить врачебные осмотры для выявления ранних и поздних послеоперационных осложнений
  4. Соблюдать диету. После пересадки сердца нужно употреблять здоровую пищу и следить за уровнем холестерина в крови. Иначе возрасте риск развития сердечной недостаточности, гипертонии и других осложнений.

Перспективы

Только в Америке на данный момент проживает более 20 тысяч людей, которые пережили операцию по пересадке сердца. В России таких людей меньше. Связано это не с тем, что врачи не справляются со сложной операцией. Проблема в несовершенном законодательстве, регулирующем порядок посмертного донорства органов.

Специалисты утверждают, что позитивные изменения произойдут лишь тогда, когда отношение к посмертному донорству в обществе изменится и возможность распорядиться своими органами после смерти в пользу других людей станет обычной практикой.

В настоящее время ведутся разработки, которые в перспективе позволят обойтись без использования донорских органов. Искусственные сердца уже существуют, однако они не могут в полной мере заменить сердце донора.

Прогнозируется, что в будущем будут пересаживаться гибридные биотехнологичные сердца, которые не будут вызывать реакции иммунной системы реципиентов. Благодаря этому удасться свести риск осложнений к минимуму, а значит, продолжительность жизни пациентов возрастет.

Пересадка сердца — шанс спасти жизнь. Только развитие законодательной базы и повышение осведомленности населения о том, что такое трансплантация органов, помогут излечиться тысячам пациентов, страдающих тяжелыми формами сердечной недостаточности.

50 лет назад состоялась первая пересадка сердца

50 лет назад кардиохирург Кристиан Барнард провел первую в мире пересадку сердца от одного человека к другому. Операция прошла в Кейптауне, столице ЮАР, в больнице Гроот Шур. За плечами Барнарда было уже более полутора тысяч операций на сердце, а в последние годы перед трансплантацией он экспериментировал с пересадкой сердца у собак. Он провел 48 операций, но ни одно животное не прожило больше 10 дней.

Реклама

Одним из пациентов больницы был Луис Вашкански, 54-летний уроженец Литвы. Он страдал от тяжелой застойной сердечной недостаточности после нескольких инфарктов миокарда на фоне тяжелого сахарного диабета и проблем с периферическими артериями. Впрочем, быть заядлым курильщиком ему это не мешало. Кроме того, из-за отеков врачи проводили ему периодические пункции подкожно-жировой клетчатки ног, что из-за проблем с сосудами привело к образованию инфицированной раны левой голени.

Врачи отводили ему всего несколько недель жизни. Предложение Барнарда о пересадке сердца он принял без колебаний.

2 декабря 1967 года жена Вашкански, Энн, навестила его в больнице и отправилась домой. На ее глазах 25-летнюю банковскую работницу Дениз Дарваль, которая переходила дорогу вместе с матерью, сбил пьяный водитель. Тело девушки от удара отлетело в сторону, головой она ударилась о припаркованную машину, проломив череп. Ее мать погибла на месте.

Дарваль была быстро доставлена в больницу и подключена к системе искусственного жизнеобеспечения. Однако травма головы была несовместима с жизнью.

Отец Дениз подписал согласие на трансплантацию.

«Если вы не можете спасти мою дочь, вы обязаны попытаться спасти этого мужчину»,

— сказал он.

Луис Вашкански и Дениз Дарваль

Операция состоялась 3 декабря 1967 года. Она началась около часа ночи и закончилась только в 8:30 утра. Для ее проведения понадобилось более 20 врачей и медсестер.

Вашкански лежал в операционной со вскрытой грудной клеткой и уже удаленным сердцем. «Я заглянула в эту пустую грудь, человек лежал без сердца, и лишь система искусственного жизнеобеспечения поддерживала в нем жизнь. Это было очень страшно», — вспоминала медсестра Дин Фридман, которая ассистировала во время операции.

Дениз Дарваль находилась в соседнем помещении, подключенная к аппарату искусственной вентиляции легких. Барнард распорядился отключить аппарат. Ее сердце было изъято лишь спустя 12 минут после того, как оно остановилось — хирурги боялись обвинений в том, что они вырезали еще бьющееся сердце.

Когда, наконец, все сосуды были соединены, присутствующие замерли в ожидании.

«Сердце было неподвижно… Затем внезапно сократились предсердия, за ними — желудочки», — рассказывал потом Барнард.

Анестезиолог называл частоту пульса. 50 ударов в минуту, 70, 75… Через полчаса пульс достиг ста ударов в минуту. Новое сердце успешно справлялось со своей задачей.

«Настроение было необыкновенным. Мы знали, что все прошло хорошо. Барнард вдруг снял перчатки и попросил чашку чая», — вспоминал один из присутствовавших на операции интернов.

Барнард был так взволнован успехом операции, что сперва даже забыл сообщить о ней руководству больницы.

Хирурги не вели съемку и даже не сделали ни одной фотографии — все их мысли были сосредоточены на самой операции.

Информация об успешной пересадке сердца просочилась в прессу к часу дня. Журналисты были порядком удивлены, что такая операция прошла не в США, а в ЮАР. Репортеры осаждали больницу, внимательно следя за выздоровлением Вашкански, который шел на поправку удивительно быстро. На четвертый день после операции он даже дал интервью для радио. Вашкански стал известен как «мужчина с сердцем юной девушки».

Барнард получил множество писем от людей, узнавших об операции. Далеко не все они были настроены доброжелательно и разделяли его восторг.

«Были люди, которые писали профессору Барнарду очень критичные письма, ужасные письма. Они называли его мясником», — рассказывала Фридман.

В те годы сердце воспринималось не просто как орган — для многих оно было символом чего-то большего.

«Вам хватило наглости играть в Бога, дарующего жизнь», — упрекал Барнарда автор одного из писем.

На 12-е сутки состояние Вашкански ухудшилось. Рентген грудной клетки выявил инфильтраты в легких. Решив, что причина их появления — в сердечной недостаточности из-за отторжения донорского сердца, врачи увеличили дозу иммуноподавляющих препаратов. Это стоило Вашкански жизни. Он умер от тяжелой двусторонней пневмонии, из-за которой и появились инфильтраты, на 18-й день после операции. Вскрытие показало, что с сердцем все было в порядке.

На самом деле, операция могла состояться месяцем раньше — у хирургов было на примете подходящее донорское сердце. Но оно принадлежало чернокожему пациенту, а незадолго до этого в прессе разразился скандал из-за пересадки почки от черного мужчины белому, которую тоже провел Барнард. Спекулятивные публикации были крайне нежелательны для старта программы трансплантологии в стране, живущей в условиях расовой дискриминации.

Барнард вскоре начал подготовку ко второй пересадке, которая состоялась уже 2 января 1968 года. Второй пациент, Филипп Блайберг, прожил после операции 19 месяцев и даже успел написать книгу о своем опыте.

Успех Барнарда вызывал резкий всплеск интереса хирургов к трансплантологии, но многие из них принялись проводить операции без должной подготовки, что сопровождалось большим количеством летальных исходов. Это вызвало скептическое отношение к перспективам операций по пересадке сердца и заставило многих специалистов отказаться не только от проведения трансплантаций, но и от экспериментальной работы.

Барнард же продолжал работать в этой области. К 1974 году он провел 10 операций, и еще одну — по пересадке сердца и легких. Один из пациентов прожил после операции 24 года, другой — 13 лет. Двое — более 18 месяцев. Также Барнард разработал методику пересадки сердца, при которой сердце реципиента оставается на месте, а сердце донора «подсаживается» в грудную клетку. За следующие девять лет он провел 49 таких трансплантаций и доказал, что такой подход повышает годовую выживаемость пациентов до более чем 60%, а пятилетнюю — до 36%. При обычной пересадке эти показатели составляли 40% и 20% соответственно. Отточенная техника и более совершенные иммунодепрессанты способствовали заметному снижению смертности пациентов.

В наши дни проводится около 3500 операций по пересадке сердца в год, из них около 2000 — в США. Годовая выживаемость пациентов составляет 88%, пятилетняя — 75%. 56% пациентов проживают более 10 лет.

Чужое сердце: как живут люди после пересадки органов

О земляках, перенесших трансплантацию главного человеческого органа

Говорят, когда человек оказывается на грани жизни и смерти, он начинает переосмысливать свое существование. Возможно… Но не под операционной лампой, за несколько мгновений до тихого «начинаем»… Под этим светом есть только здесь и сейчас. Все, что было, уже не важно, а будущее настолько призрачно… В общем, словно старт в космос. И если человеку повезет вернуться, у него точно начинается новая жизнь. Пускай в ней те же друзья, привязанности, привычки… Но он — другой. Теперь видит мелочи, которых не замечал, ценит каждый отпущенный день… Герои данного материала знают об этом не понаслышке. Все они прошли через пересадку «двигателя организма»! Накануне Международного дня сердца (29 сентября) земляки открыто рассказали о пережитом.

Верой и надеждой

«Страшна не смерть, а ощущение ее близости. Ты понимаешь: однажды можешь не проснуться…» Когда слышишь такие слова от человека 25 лет, становится страшно. Потому что неправильно все это, не должны молодые рассуждать о смерти. Потому что неоспоримо. Тимур Болгов из Новороссийска живет с новым сердцем с 15 сентября 2015 года. В его случае вмешательство было сложнейшим — одновременная пересадка органа и протезирование отдела аорты. Отклонение от нормы в последней (расширенный корень) врачи заметили еще в 2010-м, но на тот момент все было некритично. А потом состояние Тимура стало ухудшаться

— Однажды помогал другу с переездом и почувствовал себя плохо. Причем в момент отдыха, а не физической работы. Доктора сказали, что это нервное защемление, а оказалось — надрыв аорты. Через какое-то время я попал в реанимацию…

По словам Тимура, примерно за месяц до пересадки органа его состояние было на грани. Отказывали почки, печень, пищеварительная система. Словом, если бы не донорское сердце, человека давно бы не было в живых. Кубанец не знает, частичка кого в нем живет (это только в кино семьи, объединенные одним сердцем, общаются между собой).

Но Тимур благодарен родственникам незнакомца за согласие отдать орган нуждающемуся пациенту (согласие близких обязательно — таков закон).

— Конечно, поначалу я был шокирован. Хорошо помню момент, когда сообщили о необходимости трансплантации. Это было в Краснодаре, врачи собрали консилиум. Оказалось, фракция моего сердца (соотношение между сократимостью и выбросом крови) составляет всего 15 процентов. При норме — 55 и выше! «Чуда не произойдет, только пересадка», — услышал я от хирурга…

Операция прошла успешно. «Жизнь продолжается», — подумал парень, едва очнувшись от наркоза. Страха не было. А дальше началась реабилитация. Интенсивная лекарственная терапия (чтобы орган прижился и не произошло отторжения), диета, строжайшее соблюдение рекомендаций. Тимур признался: ему было тяжело не столько физически, сколько морально. Никак не мог осознать пережитое… Дополнительным ударом стало также расставание с любимой девушкой. По словам Тимура, подруга приняла решение, когда он попал в больницу. Наступила апатия ко всему. Как справился?

— В тяжелые моменты вера и надежда становятся определяющими факторами. Безусловно, важна поддержка близких. Мне очень помогла мама, Валентина Геннадьевна. Она растила меня одна и в трудные времена не сдалась, не опустила руки… Ее силы духа хватило на нас двоих.

Сегодня Тимур живет обычной жизнью. Он продает мебель, летал на вертолете, ездил отдыхать в Крым. Пару месяцев назад встретил любовь. Вероника понимает, что довелось пережить Тимуру. По словам парня, он решил быть честным с самого начала. Причем не только с Вероникой — со всеми. На странице Тимура в социальной сети есть пост о перенесенной операции.

— Кого-то история шокирует, а кого-то вдохновит. В том плане, что не нужно ставить на себе крест. Благодарен всем врачам, что занимались мной. Здорово, что пациент может быть прооперирован на высоком уровне в своем регионе, бесплатно.

«Не запускайте болезнь»

«Мой донор был парнем немного старше меня. Он погиб. Вот все, что знаю…» — рассказал Алексей Вильховский из Армавира. В прошлом мужчина ел «от пуза», курил, мог позволить выпивку. Теперь он пропагандирует здоровый образ жизни и ответственное отношение к организму.

— Почувствовали недомогание — идите к доктору. Не нужно заниматься самолечением и запускать болезнь. Нарушения в сердце — очень коварная штука. Их не чувствуешь поначалу…

Сердечную патологию у Алексея заметили еще в 2011 году. На тот момент он жил в Белгороде, занимался тяжелым ремеслом — металлообработкой. В лист ожидания донора мужчина попал в 2016-м. По его словам, не мог без анальгетиков есть, засыпать, ходить в туалет. В день он выпивал литров семь жидкости, а выводили ее только лекарства.

— Одним словом, болезнь измучила. Я уж и не помнил, каково это — быть здоровым. Когда позвонили из Краснодара, сам сел за руль. В краевом центре попал в пробку, даже где-то нарушил ПДД. Но, думаю, если б гаишники узнали, куда еду, не только бы отпустили, но и проводили (смеется). В Центр грудной хирургии ККБ № 1 оказался в 23.00, а около полуночи началась операция. Очнулся я почти в четыре часа после полудня. Руки и ноги привязаны, пить хочется…

По словам Алексея, послеоперационная реабилитация была сравнима с ежедневной работой на предприятии. Начинаешь в восемь утра и заканчиваешь в шесть. Это и дыхание в кислородной маске, и надувание шариков (для стимуляции легких), и ходьба. После выписки тоже пришлось несладко. Например, несколько месяцев мужчина ходил в маске, чтобы не заболеть. Сейчас он вынужден пить лекарства, не может поднимать тяжести. Обо всех нюансах не расскажешь. Но… за два месяца до операции у него родилась дочка Маргарита. Сейчас Алексей может видеть, как она растет.

— Меня часто спрашивают, поменялся ли я в связи с новым сердцем. Нет. То же вам скажут и другие пациенты. Агрессивным был одно время, ругался со всеми, но это от нервов. Больше месяца не мог в себя прийти. Я не знаю, сколько мне отпущено. Говорят, с донорским сердцем можно просуществовать лет 10. Но в Краснодарском крае, знаю, сегодня здравствуют люди, перенесшие пересадку в 2004-м. То есть 13 лет! И это, как и слова хирургов: «Живите, а мы еще что-нибудь придумаем», — вселяют надежду. Я очень благодарен родственникам моего донора. Они потеряли близкого человека, но нашли силы спасти жизнь незнакомцу. Сейчас понимаю: тоже дал бы согласие. Если можешь помочь, помоги…

Кстати, по данным открытых источников, донором сердца может стать человек у которого зафиксирована смерть головного мозга, или внезапно умерший (погибший в аварии, например) с нормально функционирующим при жизни трансплантируемым органом.

«Не существую, а живу»

Есть в Краснодарском крае люди, которые перенесли пересадку сердца в достаточно солидном для организма возрасте — после 55 лет. Сергею Белоногову из Лабинска сейчас 57. Операцию была проведена в марте 2016 года. Патология, как и в других случаях, сформировалась незаметно. От высокого давления до невозможности спать лежа. В последнее время мужчина если и засыпал, то в кресле.

— Я не боялся операции, доверился врачам. А после радовался всему как ребенок. Ну, например, тому, что цветы расцвели. Не новое сердце, а пережитое меня изменило. Я начал еще больше любить природу и жизнь.

А Ольга Карасева из поселка Прибрежного (Славянск-на-Кубани) перенесла вмешательство в 60 лет. Скорая однажды забрала ее прямо с предприятия, которому отдала 34 года. Разбушевавшееся сердце врачи пытались усмирить с помощью кардиостимулятора, но спустя время оно снова дало сбой. Услышав, что мы собираемся писать о людях с чужими сердцами, Ольга Николаевна воскликнула: «Какое же оно чужое?! Оно родное, мое…»

— Проблемы с сердцем мне передались по наследству. Мама и папа страдали от сердечных недугов. Свои болезни есть у брата. Я ни о чем не жалею. Раньше существовала, а теперь живу. Да, на огороде не вкалываю, но езжу за рулем. Вожу машину больше 40 лет. У меня две дочки, три внука. Есть и правнучка. Юлиане уже исполнился год. Если б не сердце донора, не быть бы мне прабабушкой (смеется). Благодарна всем, кто участвовал в моей судьбе. Перед операцией с дочерью пошли в церковь. Батюшка сказал: «Если Бог дал дар врачам и ценой одной жизни можно спасти другую, то почему нет?»

«Золотой человек с золотыми руками»

Новую жизнь героям нашей публикации подарили не только доноры. Их оперировал один и тот же человек — Кирилл Олегович Барбухатти, главный кардиохирург Краснодарского края. Пациенты не сговариваясь назвали его золотым человеком с золотыми руками. Мы связались с доктором. Он рассказал, что операции по пересадке сердца на Кубани проводят с 2010 года. С того момента выполнено не менее 100 подобных вмешательств. Например, в прошлом году — 17. Возраст пациентов, которые оказываются на операционном столе, варьируется от 14 до 60 лет (впервые пересадку сердца ребенку на Кубани провели в 2012 году, — прим. ред.). Донорского сердца в Краснодарском крае люди ждут не больше трех-четырех месяцев. И герои нашей публикации это подтвердили. А сколько лет жизни таким пациентам отпущено?

— Есть у нас примеры, когда операция сделана пять, семь лет назад. Люди живут. В мире известны случаи существования больше 30 лет с донорским сердцем, — уточнил кардиохирург.

Действительно, по данным открытых источников, англичанин Джон Маккафферти перенес пересадку сердца в 39-летнем возрасте (в 1982 году). Его сердце так увеличилось в размере, что без вмешательства он протянул всего бы 10 дней. Операцию провел британский хирург Магди Якуб. Донором стал мотоциклист, погибший в ДТП. В итоге сам Джон Маккафферти скончался только зимой 2016-го. Он перешагнул 73-летний рубеж и попал в Книгу рекордов Гиннесса как рекордсмен по длительности жизни с донорским сердцем. Вдова Маккафферти назвала прошедшие десятилетия потрясающими. Оказалось, ее супруг не только успел побывать в разных странах мира, но и плавал, участвовал в соревнованиях — Британских играх для людей с пересаженным сердцем.

Елена Орловская.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *